Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Из любимой классики.

- Дрезден был разрушен в ночь на тринадцатое февраля 1945 года,- начал
свой рассказ Билли Пилигрим.- На следующий день мы вышли из нашего убежища.-
Он рассказал Монтане про четырех охранников и как они, обалдевшие,
расстроенные, стали похожи на квартет музыкантов. Он рассказал ей о
разрушении боен, где были снесены все ограды, сорваны крыши, выбиты окна, он
рассказал ей, как везде валялось что-то, похожее на короткие бревна. Это
были люди, попавшие в огненный ураган. Такие дела.
Билли рассказал ей, что случилось со зданиями, которые возвышались,
словно утесы, вокруг боен. Они рухнули. Все деревянные части сгорели, и
камни обрушились, сшиблись и наконец застыли живописной грядой.
- Совсем как на Луне,- сказал Билли Пилигрим.
Collapse )

Группа "Иван Шуйский". Несколько текстов.

Птица  Другой Самолет.

Все люди застыли в кусках янтаря –

Но птица другой самолет,

Смотри, как над городом кружит она

И крыльями в воздухе бьет,

 

Бьет…

 

Куда-то уплыли мои корабли,

Но рыба - другой пароход,

И если мы сядем на спинку ее,

Нас всех к ебеням унесет,

 

Унесет…

 

По Дороге На Восток.

 

А этой ночью мне не уснуть,

Ведь этой ночью я так одинок,

Мой путь лежал к Золотым пескам,

По дороге на восток.

 

А звезды горят надо мной в пустоте

И среди них нету ни одной моей,

А на востоке течет река –

Моя звезда на речном дне.

 

А в Золотых песках течет ручей,

Он спорит с небом чистотой,

Он только твой и больше ничей,

Он только твой.

 

А на восток идет паровоз

И на востоке растет конопля,

А если кто-то и останется в ней,

То только не я…

 

 

Про Индейца.

 

Темные перья – символ индейца,

Орел его сердца.

Бабы его собирают поверья,

Индеец сажает перцы.

 

Когда дерево станет большим –

Индеец танцует.

Бабы его уходят к другим –

А он не ревнует.

 

А вокруг глаз собирается дождь –

Индеец смеется,

Бабы его возвращаются вновь –

А он не вернется…

 

Бурундуки.

 

Здесь всюду чувствуется след твоей женской руки,

Но в твоей, сестра, квартире, завелись бурундуки,

Они пророют в ней нору, они уронят твою крышу,

А среди ночи придут воры и унесут тебя неслышно –

 

Ко мне…

 

Бурундуки идут по кругу и никогда не стоят на месте

И даже в снежную, злую вьюгу они поют свои песни –

 

Тебе…

О тебе…

 

Вот ты проснулась вдали от дома и четко слышишь странный звук,

Ты открываешь глаза и видишь – возле кровати сидит бурундук,

И это значит, что все в порядке – мы уплывем вниз по реке,

Ты разгадала все загадки о моем бурундуке…

 

 

Семиугольные Ямки В Песке.

 

Сколько ни плыви вниз по реке –

Стрелы туземцев бьют наповал,

Сколько ни маши самурайским  мечом –

Эх, барабаны играют финал.

 

И ни о чем не жалей

И никуда не спеши –

Тебе ее не найти.

 

 

А над рекой летит птица,

Золотые крыла,

Она летит над ним

В чем мать родила.

 

Но увидеть ее он не посмеет,

И мандариновый сон его одолеет.

 

 

Сколько ни плыви вниз по реке –

Стрелы туземцев бьют прямо в сердце,

Сколько ни маши самурайским  мечом –

Эх, барабаны играют скерцо.

 

Три Зеленых Колеса.

 

Вот три зеленых колеса –

Они заменят мне глаза,

У здешних девушек нету лет,

Но они все идут по моим следам.

 

А в здешнем лесу завелся клещ,

Разинув рот, я забыл свою речь,

Я хотел вернуться к своим друзьям,

Но моих друзей сожрал Чингисхан.

 

Так надувайте паруса,

И выпускайте карася,

И пусть проглотят небеса

Тех, кто идет по моим следам.            

 

 

Мышонок Тарасик.

 

Белый мышонок Тарасик

Продал свой белый матрасик,

Продал свой шкаф и комод,

И устремился в поход.

 

Плыл он на корочке дынной,

Плыл он по речке пустынной,

Плыл, обгоняя паром,

Плыл с лебединым пером.

 

Вдруг непогода зазлилась –

Стало не видно залива,

Дынная корка трещит –

Белый мышонок пищит.

 

Видимо теплая норка –

Лучше чем дынная корка,

Ой-е-е-е-ей,

Я возвращаюсь домой.

 

Белый мышонок Тарасик

Выкупил белый матрасик,

Выкупил шкаф и комод,

Дынную корку грызет.