kurashev (kurashev) wrote,
kurashev
kurashev

Categories:

Психея горгона.

Карлик бежал слишком быстро, и я никак не успевал за ним, я кричал ему вслед, что я не порождение зла, что я не призрак, что я просто чужой в чужой стране и хочу найти выход.
В стене бокового пространства тоннеля раскрылась ледяная дверь ветра и все факелы в этом ответвлении погасли, и стало нестерпимо холодно, но дверь тут же захлопнулась и я даже не успел замерзнуть.
Я вернулся обратно в центральный коридор и увидел на полу то, что обронил карлик.
Это была камея - прекрасное лицо мертвой женщины, на позеленевшей обратной стороне был стертый латинский шрифт, а еще ниже - староанглийская вязь - Психея Горгона.
Я невольно потрогал чистой стороною носового платка левый локоть, и материя опять окрасилась красным.
Рана кровоточила уже несколько недель, затягиваясь совсем ненадолго, словно бы я был - святым, а это - стигматами.
Я пошел к развилке, где лежал отвратительный труп пингвина, кем-то заботливо укутанный в выцветшую нацистскую форму полевых войск.
Ориентируясь на пингвина, я свернул налево, в комнату, где я оставил Филидора, мне хотелось узнать, не пришел ли этот клоун в себя.
Но там все было по-прежнему - он лежал на полу, рядом с коммуникативной трубой из черного гибкого дерева, которая уже никому не была нужна.
Он дышал судорожно и быстро, по его желтоватой коже стекали медленные и отчетливые капли пота, глаза были открыты, но он ничего не видел.
К лучевым венам вели три проводка симулятора, заканчивающиеся острыми иголками дермов.
Стечение цветов симуляторов мне было знакомо, это был "Альбатрос" и я знал то, что он сейчас видит в своем бесконечном сне - он летит в теле большой птицы, размером с птеродактиля, под черным небом, над штормовым, безумным морем, к одинокому острову, на котором возвышается кристаллически-чистый свет маяка.
И скорость размаха крыльев довольно большая, да и ветер вроде подходящий, да только маяк не становится ближе и берега в этом симуляторе никому не суждено достичь.
Три дерма - это слишком много, - сказал я ему в отверстие коммуникативной трубы, - эй, эй, братан, что ж ты так то а? Чего ж ты так?
Но он молчал.
Я пошарил у него по карманам и нашел несколько сигарет ручного производства,
он когда-то увлекался этим, смешивая разные сорта табака, правда довольно недолгое время, так же как раньше он увлекался - и тоже недолго - оригами, французской революцией, таксидермией и прочей херней.
Я оставил бы ему свечу, заместо маяка, если бы он вдруг очнулся, но у меня ничего не было.
Потом я пошел обратно по следам карлика, я наощупь нашел дверь, за которой был ледяной ветер и открыл ее.
Там была только пустота и еще звезды.
Вот уж чего я никак не ожидал.
Далеко-далеко внизу висела отчетливая голограмма Земли.
Я невольно поискал глазами карлика, но его не было видно, а может он обманул меня и хлопнув дверью, убежал дальше, вглубь тоннеля.
Но у меня отчего-то кончились силы, чтобы идти дальше и чтобы возвращаться назад.
Нам просто всем видимо, суждено лететь над черным морем, пока его воды не сомкнутся над нами.
Я поцеловал мертвое лицо женщины на камее и прижал ее к груди и не зная никаких молитв, заговорил наугад, чувствуя как холод охватывает мое сердце, - о, Психея Горгона, мудрая и прекрасная, а может злая и уродливая, страдавшая или сострадавшая, любимая или любившая, спаси мою душу, если можешь, спаси мое сердце, его осталось совсем мало, оно разрывается на части, не дай мне умереть, пожалуйста, я молю тебя об этом.
И я переступил порог, задержав свое дыхание, я не чувствовал больше ни тепла, ни холода, ни горя, ни радости, и намного раньше чем я успел достичь стратосферы или как там правильно называется эта херня, мне пришлось все-таки открыть рот и сделать глубокий вдох, просто для того чтобы у меня не разорвались легкие.

17.11.07.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments