kurashev (kurashev) wrote,
kurashev
kurashev

Categories:

История Улан-Удэ. Гендос.

 


В  моем родном городе Улан-Удэ, к сожалению, было не так много известных людей.
Хотя Город  расположен прекрасно, это своеобразный перекресток миров.
К югу от Города лежит монгольский и китайский мир, с востока – великолепная Чита, с севера -  мир вечного льда и ледяных людей, с запада – русская восточная Сибирь, где живут лучшие люди на свете.
И все это зиждется на огромном, древнем, магическом фундаменте – Байгале.
Смешанные браки в Городе самое обычное дело, как и в Иркутске, Чите, Северобайкальске, и казалось бы, из смешения этих двух кровей – русской и бурятской – должны рождаться прекрасные, отличные люди, но на деле все почему-то выходит не так.
Причин этому несколько – низкий уровень жизни, подталкивающий юношей к вступлению в уличные банды, тотальное отсутствие бурятской культуры как таковой, и соответственно, отсутствие смены культурных поколений, и еще – генетическая склонность бурят к алкоголизму.
За последние лет тридцать можно выделить лишь печально известного Саида Бурятского, человека талантливого, но направившего свой талант не туда.
Я же хочу рассказать о моем дяде – Геннадии Михайлове.
Вообще, Михайлов, это моя родовая фамилия, со стороны бурятской родни.
В этом нет ничего удивительного – в давние времена, во время царских, а позже – советских переписей, а также во время крещения, многие буряты брали себе русские имена и фамилию
Моего деда – чистокровного бурята звали Иван Михайлов, своим детям он дал русские имена, а те, в свою очередь, дали своим детям русские имена.
В принципе эта традиция жива и до сих пор, например, зовут человека Мыжит, но все вокруг – для простоты – зовут его Мишей, да и он сам зовет себя так.
Такие дела.
Итак, Геннадий Михайлов, родился в 1949 году и был чистокровным бурятом.
По отзывам, он рос талантливым, любознательным мальчиком, отлично играл в футбол и так далее.

Вспоминает Антонида Михайлова (двоюродная сестра) – у меня было два родных брата и несколько двоюродных, а я у них была единственная сестра и еще я была младше их всех, и они все меня очень любили, ну и Генка, конечно.
Они  все время мне что-нибудь дарили – коньки, велосипед и так далее.
Например, когда я переходила из одной школы в другую, они специально приезжали в эту школу и всем обьясняли, что меня трогать нельзя, и за все десять лет школы мне никто не сказал ни одного плохого слова.
Потом, когда я училась в Иркутске, ко мне специально приехал Леша (позже он умер от алкоголизма), чтобы посмотреть с кем я общаюсь, что это за люди и так далее.
Сейчас, когда все кого я знала – умерли, мне их не хватает…

Гена, в принципе, мог бы стать кем угодно, если бы не идиотский случай, происшедший с ним в четырнадцать лет – со своим знакомым (имени которого история не сохранила) он ограбил киоск «Союзпечать».
За это ему дали восемь лет, в современной России, такой срок дают за убийство.
Он попал в колонию для несовершеннолетних.
В этой колонии был свой авторитет, которому Генка чем-то не понравился.
Он стал его доставать и в итоге все закончилось дракой один на один, в помещении для умывания, при большом стечении любопытствующих.
Генка сломал ему руку и продолжал бить до тех пор, пока этот пидор не заплакал и не попросил пощады.
После этого Генка приобрел в колонии большой авторитет.
За ним закрепилась кличка, которая была у него с детства – Гендос.
В колонии он очень много читал и, в частности, самостоятельно выучил английский язык.
Все отмечали его болезненное чувство справедливости и очень дерзкий характер.
Через какое-то время, он спровоцировал в колонии восстание (почему и зачем – никто уже не помнит) и с тех пор у него начались проблемы с тюремной администрацией.
Когда ему исполнилось восемнадцать, его перевели в обычную тюрьму.
Он уже полностью проникся воровской психологией (много позже он с гордостью говорил – что не работал в жизни ни одного дня).

Вспоминает Антонида Михайлова -  был забавный случай, мы с моей подругой Ольгой, поехали из Улан-Удэ во Львов, чтобы продать жемчуг, у меня был настоящий жемчуг.
И вот, как-то в коридоре гостиницы, к нам подходит такой парень, явно уголовного типа, - привет девчонки, что делаете, нет  ли у вас мыла помыться?
Ну зашли мы в наш номер, сидим болтаем,  я ему говорю – что-то ты больно на уголовника похож.
Он говорит – так я только что, девчонки, откинулся.
Где-то на востоке он сидел.
Я говорю – так у меня брат тоже сидит.
Он спрашивает – а какая у него кличка?
Я говорю – Гендос.
А он до этого так вальяжно сидел на диване и вдруг резко встал, стал ходить по комнате – так я его хорошо знаю, это твой брат ? ни хера себе…
Я его спрашиваю – а у тебя какая кличка?
Он говорит – Суровый…
Мы с Ольгой просто покатились со смеху, он весь такой был маленький, смешной, взъерошенный как цыпленок.
Сразу было понятно, что такую кличку ему дали для смеха.
Ну, в общем, он посидел еще немного и ушел.
Ольга тогда была поражена известностью моего брата.

Иногда Гендоса еще называли Профессор, из-за того что он, будучи хорошо подкован в юриспруденции, помогал заключенным писать апелляционные жалобы.
Гендоса постоянно перебрасывали из одной тюрьмы в другую, стремясь избавиться от него – он отказывался работать и вел себя дерзко и вызывающе и был постоянной проблемой для начальства.
За время сидения Гендос обзавелся множеством знакомств.
В частности, он познакомился с небезызвестным Вячеславом Иваньковым по кличке Япончик.
Позже, Япончик, находясь в США, посылал Гендосу деньги в Улан-Удэ.
Гендосу постоянно набавляли срок за различные провинности и в итоге вместо восьми лет, он просидел шестнадцать, и вышел на свободу, когда ему уже был тридцать один год.
Он был весь в наколках – от ступней до шеи.

Вспоминает Антонида Михайлова – когда Генка вышел, мы пошли с ним гулять по городу.
И я была поражена – к нему подходили какие-то парни и относились к нему с таким почтением, даже подобострастием, некоторые даже целовали ему руку, как какому-нибудь крестному отцу…

Гендос стал контролировать общак и решать любые проблемы в Бурятии.
Через два года он получил второй срок.
Он ранил в ссоре ножом одного парня (который по совпадению оказался бывшим одноклассником Антониды, позже он умер от алкоголизма).
Ему дали четыре года.
Когда он вышел, у него был статус «положенца».
Через какое-то время, грузинские воры, с которыми Гендос был особенно дружен, заслуженные воры старой формации, не та шушера, которая пришла им на смену, предложили ему короноваться на «вора в законе».
Он был первый бурят, получивший подобное предложение.
Гендос отказался, заявив – пусть Бурятия останется свободной зоной.
По другой версии – я хочу, чтобы Бурятия была свободной…
Многие не поняли тогда Гендоса.
Я думаю, что истина где-то рядом.
Скорее всего Гендоса просто устраивало его положение и он не желал взваливать на себя лишние проблемы…

Вспоминает Антонида Михайлова – как-то я по бизнесу должна была ехать в Алма-Ату, и Генка тоже собирался туда, там, у какого-то авторитета, был день рождения, и Генка очень хотел, чтобы я тоже присутствовала на этом дне рождении.
То ли он хотел представить меня своим друзьям, то ли просто хотел выебнуться передо мной, показать какие у него друзья.
В общем, я опоздала и на день рождения не попала.
Генка потом рассказывал, что жене авторитета подарили машину.
Не самому авторитету, а его жене.
Можно представить, что ему подарили.
Генка еще сказал – ты бы приехала, тебе бы тоже машину подарили…

Потом был третий срок, после которого Гендос изменился.
Он вообще не пил и не курил, но после третьей отсидки, стал употреблять наркотики.
Под их воздействием, он терял человеческий облик, и жестоко избивал свою гражданскую жену – красивую бурятку.
Потом все звезды на небе сошлись в одно и все карты Таро покраснели.
Из тюрьмы освободился один авторитет по кличке «Береза», (имени и фамилии его я не помню, вероятно, кличка была производной от фамилии) и он решил занять место Гендоса.
Была назначена стрелка, Гендос вообще все всегда пытался решить дипломатическим путем, но на стрелке все сразу пошло не так и Береза был застрелен.
По официальной версии, его застрелил Гендос, но есть и другая версия, что его застрелил двоюродный брат Гендоса Степан, который тоже присутствовал на стрелке.
Как бы там не было, Улан-Удэ для Гендоса стал закрыт и он уехал в Москву.
По пути, он остановился в нашей свердловской квартире, где я видел его в последний раз.
Гендос не выглядел особенно подавленным и учил меня шулерским приемам игры в карты.
С ним были бойцы – два бурятских паренька лет восемнадцати.
По приезде в Москву, Гендос остановился в гостинице «Пекин», а потом через некоторое время, перешел на нелегальное положение, скрываясь с помощью грузинских и чеченских воров.
Но и в Москве, Гендосу не повезло, кто-то его выдал, и подпольную квартиру взяли штормом.
Сопротивления Гендос не оказал.
Был специально выделен самолет для перевозки Гендоса в Улан-Удэ и в этом огромном пустом самолете был только Гендос и конвоиры.
Я думаю, Гендос, не особенно боялся тюрьмы, жилось бы ему там неплохо плюс ловкий адвокат и возможный небольшой срок и в перспективе освобождение по УДО.
И все бы так и вышло, если бы не на вторую ночь пребывания в СИЗО, Гендос не был бы задушен.
Он был физически сильным человеком и при таком способе убийства, потребовалось бы не менее трех человек.
Кто это сделал и по чьему приказанию, так и осталось невыясненным.
Да я и не думаю, что кто-то пытался выяснить это.
Гендос был неугоден слишком многим.
Его ненавидели многие, как милиция, так и люди Березы, и молодые бурятские отморозки, которым Гендос не давал развернуться, он был им поперек горла.
Так закончилась эта странная жизнь этого странного человека.
Ему было сорок семь лет.

Вспоминает Екатерина Михайлова – таких похорон я не видела никогда.
Со всей страны приехали люди в одинаковой черной одежде, высокие, красивые люди.
Они ходили по городу толпами, колонами.
Когда ехали на кладбище, в передней машине был громкоговоритель, и кто-то там рассказывал про Гену.
Всю дорогу до кладбища люди бросали под колеса машин живые цветы.
На три дня был выкуплен ресторан «Баргузин», весь банкетный стол которого был уставлен едой и питьем.
Дверь ресторана все три дня была распахнута настежь, у входа стоял человек с рупором и приглашал всех прохожих зайти и выпить за упокой души Геннадия Михайлова, больше известного как Гендос…

28-29.02.12. Эйлат


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments